Открыта регистрация на новый курс «Путь мечты»
Close
 
СПЕЦПРОЕКТ
«50 ИСТОРИЙ УСПЕХА БИЗНЕС-ЛЕДИ»
продолжение...
Мы знакомим вас с героинями, которые уже добились успеха в бизнесе. Рассказываем, как девушки пришли к открытию собственного дела, кто им помогал и как.

Текст: Мария Овсеец
Фото: Светлана Бажнина, из личного архива героини
Кристина Судеревская.

Бросить все, уехать в глухую деревню и построить успешный бизнес.

Не завидовать и не находить кучу отговорок, почему у него это есть, а у меня нет, а просто много работать, и тогда все будет.
— Кристина Судеревская

Город: Красная поляна, Медовеевка
Возраст: 38 лет
Семейное положение: замужем, двое детей (7 и 9 лет)
В бизнесе: с 2008 года
Бизнес: Краснополянская косметика

Детали бизнеса:
— Оборот в месяц: 2 000 000 рублей
— Количество сотрудников: 25 (10 из них — на производстве)
Путь в бизнес
Мое детство прошло в Республике бывшего СССР Грузии. Мама работала в школе, а папа был бизнесменом — как раз во время расцвета кооперативов. Наверное, поэтому я с детства мечтала работать в бизнесе, хотела быть экономистом.

После школы я переехала в Москву, поступила в университет, а когда получила диплом, устроилась в банковский сектор, но не смогла работать в этой сфере, очень быстро поняла — не мое. Бывает так, что вроде бы все хорошо — уютный офис, адекватная зарплата, но что-то все равно не так. В таких ситуациях часто говорят, что человек капризный, но, скорее всего, причина в другом — просто это не «его» профессия.

Спустя некоторое время мы вместе с мужем стали работать в компании-дистрибьюторе известных мировых производителей сноубордического снаряжения и одежды. Нас долгое время мучил вопрос: почему все, что есть на российском рынке, мы привозим из-за границы? Мы буквально болели тем, почему в России экономика пустая, почему все строится на перепродажах. В итоге решили запустить производство собственной линейки одежды для катающихся девушек. Вместе с дизайнерами разрабатывали модели, отшивали их на фабриках в Москве и продавали в магазинах.
Знакомые отреагировали на нас, как на чудаков: как это вы из большого города в деревню?! На тот момент Медовеевка была почти заброшена, там мало кто жил, дорога сложная...
— Кристина Судеревская
Закрытие производства и переезд в Сочи
На дворе был 2002 год, с продажами российских марок дела обстояли непросто. Это сейчас есть большой спрос на местных дизайнеров, а тогда ходить в российском молодежь не хотела, предпочтение отдавалось либо западным брендам, либо китайским производителям, конкурировать с которыми из-за их цен было просто нереально. К тому моменту мы и сами устали от московского ритма, поняли, что больше не хотим жить в столице. Стало очевидно, что бороться за дело в этом городе смысла нет, и мы начали поиск нового места жительства.

На это наложилась еще одна жизненная ситуация. Больше всего на свете тогда я хотела стать мамой, но никак не получалось. День за днем думала только об этом и делала все для того, чтобы победить бесплодие. Курсы лечения, операции... К счастью, мы преодолели этот сложный период, я забеременела. И, конечно, нам хотелось, чтобы долгожданный ребенок жил в экологически чистом месте.
После долгих поисков выбрали горное село Медовеевка, расположенное в окрестностях Красной Поляны, где и купили небольшой домик. Знакомые отреагировали на нас, как на чудаков: как это вы из большого города в деревню?! На тот момент Медовеевка была почти заброшена, там мало кто жил, дорога сложная… Скептиков было очень много.

Муж не переживал по этому поводу, был уверен, что это то место, где надо жить. А я волновалась, что не сложится. В Москве ты всегда можешь найти работу, знаешь, как там жить, готов к этим условиям. А здесь все по-другому. Первый год я жила с мыслью: ну если что, вернусь в Москву. К счастью, в Медовеевке все сложилось.
У нас не было места ни под книги, ни под что-то еще, все было унесено на чердак. Кухня заставлена ингредиентами, под столом — ящики с шампунями, в сервантах — гидролаты, баночки и мыло.
— Кристина Судеревская
Мыловарение
Мыловарением я занялась, когда боролась за возможность стать мамой. Нужно было как-то отвлечься, перевести дух и собраться с мыслями. И тогда совершенно случайно я открыла для себя это занятие, начала постигать азы мыльного искусства вместе с первой волной мыловаров-любителей России. Именно это дело помогло мне достичь позитивного жизненного настроя, который способствовал решению проблем со здоровьем.

Долгое время мыловарение было как хобби, никто не думал, что это увлечение перерастет во что-то большее. Но в какой-то момент мыла в нашем доме стало так много, что мы не знали, что с ним делать. Предложили сочинским салонам и баням покупать его у нас. Они заинтересовались, а мы поняли, что на этом можно зарабатывать.

Я варила мыло, мне помогали мама и муж. Продавали по нескольким точкам, постепенно становились более узнаваемыми, но в полноценный бизнес это переросло только через 4-5 лет. Тогда я наняла первого сотрудника, а до этого дело больше походило на простое ремесленничество.
Мыловарение как бизнес
Постепенно мое хобби заполнило весь дом. В буквальном смысле. У нас не было места ни под книги, ни под что-то еще, все было унесено на чердак. Кухня заставлена ингредиентами, под столом — ящики с шампунями, в сервантах — гидролаты, баночки и мыло. Было такое, что даже наступить было негде: когда на полу выстраивали шампуни на поклейку. Дети вместо кубиков играли с мылом, складывали пирамидки из него. А для того чтобы поесть, нужно было разгрести горы на столе и освободить немного пространства. Конечно, жить в таком хаосе было сложно, и появилась мечта вывести все это из дома.

В какой-то момент мой муж с другом решили построить в селе небольшую гостиницу и гастрономический паб (во времена Олимпиады все в регионе как раз стало развиваться). В этом же помещении было заложено две комнаты под мыловарню. После того как мы переехали в новое место, я сразу же наняла первого сотрудника. Вот с того момента дело перестало быть просто ремесленничеством и начало развиваться как бизнес, стала формироваться полноценная команда.

Частным клиентам продавать мыло мы стали не так давно: года три назад у нас открылся интернет-магазин. А так в основном поставляли косметику для бизнеса.
Мне захотелось создать бренд, который будут привозить из Сочи вместо магнитиков, ракушек и прочих безделушек.
— Кристина Судеревская
Открытие магазина
Когда все перестало помещаться в нашей мыловарне в Медовеевке и среди сотрудников началась борьба за рабочее пространство, зашла речь о том, что нам нужно новое помещение.

Мы изначально понимали, что ориентироваться стоит на туристов. Не каждый человек станет покупать мыло стоимостью значительно выше той цены, которую мы привыкли видеть на полках магазинов. Мало кто думает о том, что мыло должно быть качественным, натуральным, не всем это нужно. Но вот привезти из Сочи такое мыло как сувенир — почему нет? Мне захотелось сделать бренд, который будут привозить из Сочи вместо магнитиков, ракушек и прочих безделушек, поэтому и название такое с местным колоритом — «Краснополянская косметика».

Идеальным местом для открытия магазина я видела Олимпийскую деревню в «Роза Хутор». Высоко в горах, в центре курорта, много туристов. Там нельзя открыться, просто заплатив деньги за аренду: администрация выбирает интересные проекты, которые нужны туристам. К счастью, наша идея пришлась руководству по душе. Спустя время мы открыли магазин, вложив около 4 млн рублей.

Мыловарня в Медовеевке по-прежнему функционирует, но там варится только мыло. Все остальное — шампуни, гели, гидролаты, масляные коктейли, бальзамы для губ — мы производим здесь. Пока нам хватает этой площадки, но мы уже мечтаем о большем, наша цель теперь — построить отдельную красивую мыловарню.
Производство
Запуск каждого нового продукта стоит 200–300 тысяч рублей. Производство натуральной косметики — довольно сложный процесс. Как минимум потому, что в России нет нужных ингредиентов. И все, что нужно для создания косметики, мы буквально по крупицам собираем по всему миру. Основной компонет в косметике — масла. В России в связи с климатическими условиями нет широкого выбора масел. Вот оливки, например, у нас не растут, мы закупаем их в Греции или в Испании. Масло Ши у нас тоже не достать. Из российского мы используем несколько видов масел, травы, мед, продукты пчеловодства, кое-какие эфирные масла. Надеемся, рынок косметических ингредиентов российского производства будет расти, и у нас появится больший выбор.

С упаковкой тоже непросто. К счастью, мы нашли хорошего отечественного производителя баночек, бутылочек и прочей тары. А вот крышки, дозаторы, помпы, спрееры — этого у нас нет, приходится заказывать за границей. У одних крышки не того размера, у других купишь, а они протекают, у третьих дозатор плохо распрыскивает. Не белого, а черного цвета заказать — тоже проблема. Поэтому процесс поиска занимает довольно много времени. Мы всегда сначала заказываем пробную партию, а потом уже принимаем решение, будем ли мы сотрудничать с этим поставщиком.

Мы производим продукцию маленькими партиями: когда все делается вручную, большими объемами выпускать продукт невозможно. Но это и хорошо, потому что натуральная косметика имеет небольшой срок годности, мы успеваем все реализовывать до того, как продукт испортится.
Мы пока не можем называться органической косметикой, так как процедура получения экосертификата очень дорогостоящая и не по карману малому бизнесу.
— Кристина Судеревская
Лицензирование и сертификаты
Сейчас у нас в стране есть два вида полезной косметики — натуральная и органическая.

Эти понятия можно разделить следующим образом: натуральной косметикой называются производители, которые используют в составах экологически чистые ингредиенты. Позиционируется такая косметика как натуральная, но при этом продукция не обладает экологическим сертификатом.

Органическая косметика — та, производители которой не только заявляют о натуральности, но и могут подтвердить свое заявление наличием экосертификата. Такие производители поднимают планку требований к собственной продукции гораздо выше той, которая установлена государственными стандартами и законами. Мы пока не можем называться органической косметикой, так как процедура получения экосертификата очень дорогостоящая и не по карману малому бизнесу. Но надеемся дорасти до таких возможностей.

При этом мы, конечно, получаем все необходимые для натуральной косметики сертификаты, протоколы испытаний, разрабатываем ТУ. Все это требует сил и средств. Я смотрю на это, как на неотъемлемую часть развития: если хочется расти, без этого никуда, сколько бы это ни стоило.
Команда
Найти специалистов, которые умели бы работать с мылом и косметикой, здесь было нереально. Поэтому мы выбирали идейных людей, которые ищут работу не только ради денег, но и для самореализации, и обучали их. Многие отсеиваются, потому что работать на производстве довольно сложно, ты сильно устаешь. Остаются те, кому это дело действительно нравится.

Раньше я учила всех сама, сейчас не принимаю в этом участия, потому что есть выращенные мною кадры, которые могут взять это на себя. На мне — все организационные вопросы, снабжение (поставки ингредиентов и тары), а также разработка новых продуктов. Последним мы занимаемся вместе с технологом, который работает удаленно.
У нас только один собственный магазин — в «Роза Хутор». Казалось бы, горнолыжный курорт и основной сезон здесь — зима, но продажи летом идут лучше.
— Кристина Судеревская
Продажи
Активнее всего продаются гели, шампуни, мыло, гидролаты и абсолютно безвредные дезодоранты. Не таким большим спросом пользуются жидкость для мытья посуды и жидкое мыло, но и на эти товары есть свой покупатель.
Случалось, что какие-то товары приходилось выводить из производства, так как они не пользовались спросом — например, глиняные сорта мыла, огуречное из свежевыжатого огуречного сока. Наверное, в то время были популярны яркие цвета и яркие запахи, поэтому такой продукт не пошел.

У нас только один собственный магазин — в «Роза Хутор». Казалось бы, горнолыжный курорт и основной сезон здесь — зима, но продажи летом идут лучше. В это время года здесь также много людей в гостиницах, приезжают семьями на отдых, прогулки. А зимняя аудитория все-таки больше занята покорением склонов. В декабре и вовсе здесь выпало нереальное количество снега, ничего не работало, никого не было. Целый месяц нас заметало сугробами.

Кроме как в «Роза Хутор», продукцию «Краснополянская косметика» можно встретить во многих других магазинах, но это уже не наши точки. Это партнеры, которые у нас покупают и перепродают. Со всеми мы работаем на условиях полного выкупа, не отдаем на реализацию, потому что натуральная косметика — скоропортящийся продукт. А реализация такое дело — люди безответственно наберут, мол, «я все продам», и не будут заниматься продажами. Когда человек уже отдал за продукцию деньги, он к продажам подходит ответственнее.
Партнерский магазин в аэропорту Адлера
С онлайн-продажами мы только-только начинаем разбираться. У нас был устаревший сайт, который не позволял организовать процесс продаж. Сейчас мы запустили новый и настраиваем все процессы. Ведем соцсети — FB, VK, Instagram, и нам только предстоит активно заняться продвижением в онлайне.
Семья и бизнес
Муж помогает, но так как он занимается своими ресторанными проектами, то уже не так сильно вмешан в дела мыловарни. Я много работаю, но никаких конфликтов с ним по этому поводу у нас не возникает. Он понимает, как это важно для меня, я ведь не просто хожу на какую-то нелюбимую работу, просиживаю штаны и страдаю. Он видит, что этот бизнес наполняет мою жизнь, делает меня счастливой. Более того, муж и сам занятой, погруженный в свои проекты, и он не понаслышке знает, что такое любимое дело.
Ритм жизни
Я хожу на работу каждый день. Бывает, конечно, что дети заболели, тогда я могу из дома поработать. Но не ходить на работу просто потому, что я не хочу, не получится. Много вопросов, которые постоянно всплывают и которые нужно решать, находясь на месте.

Все свободное от работы время провожу с семьей, а также хожу в зал, встречаюсь с друзьями. Моя работа — это и есть мое увлечение и хобби, поэтому дополнительной потребности занимать себя чем-то для души у меня нет.

Дети тоже при деле: ходят в спортивную школу, занимаются в секции могул-фристайла. Зимой — на горе, а летом — занятия в батутном центре. Муж увлекается мотоспортом. Летом всей семьей едем поддерживать его на мировых соревнованиях в Румынию.
У банка, где был наш рабочий счет, отозвали лицензию, он разорен. Сначала был шок. Но потом я подумала, если мы заработали эти деньги, значит, заработаем еще.
— Кристина Судеревская
Трудности
Всегда есть трудности и проблемы. Но нужно, несмотря на это, идти дальше, не сдаваться, не опускать руки. Конечно, много моментов, когда хочется спрятаться, сказать «все». Но надо брать ответственность на себя, сталкиваться с любыми обстоятельствами, перешагивать через них и идти дальше.

Вот, например, совсем недавно мы обнаружили, что с расчетного счета не уходят платежи поставщикам, зарплата сотрудникам тоже. Тогда мы узнали, что у банка, где был наш рабочий счет, отозвали лицензию, он разорен. Сначала был шок. Но потом я подумала, если мы заработали эти деньги, значит, заработаем еще. Мы же не украли их и в банк положили. Если мы где-то теряем, ничего страшного. Наш багаж, опыт, знания — гораздо более ценный капитал, который из ничего может сделать все, во всяком случаем, с голоду мы не умрем.

Взяли себя в руки, открыли новый счет, новые продажи принимаем уже туда. Как-то выкручиваемся, накапливаем новые оборотные средства. Затянули пояса потуже и выкручиваемся. С любыми трудностями можно справиться, если у тебя есть силы. А это возможно только в том случае, если ты любишь свое дело.
Сложные клиенты
Был случай, когда человек пришел и ему не понравилось, как на него посмотрели. Это был какой-то неадекватный человек. Он начал кричать, его жена забилась в угол и сидела там... Это что-то! Это человек — из тех, кто вечно недоволен жизнью, кто во всем видит что-то плохое и вымещает свои комплексы на других людях. Доказывать таким людям, что ты прав, бессмысленно, поэтому мы просто извинились перед ним, успокоили. Ну, а как еще реагировать на таких? Успокоить и отпустить.
Вдохновение
Я черпаю вдохновение в Медовеевке, там себя чувствуешь единым с природой, так как деревня со всех сторон окружена заповедником. Земная суета уходит на второй план, когда находишься там, уходит усталость, хочется созидать. А в моем кабинете на курорте «Роза Хутор» на высоте 1 170 м над уровнем моря с видом на высокогорье и с командой единомышленников невозможно не творить.
Советы бизнес-леди
У меня много знакомых, которые видели мой пример и пытались сами что-то сделать: давай, я буду варить шоколад, давай, я буду вязать. Причем они никогда не варили шоколад, никогда не вязали, и им это не нравится. Такой подход редко работает. Человек должен заниматься любимым делом, только тогда он сможет все преодолеть. И это дело должно быть полезным обществу. Нужно создавать качественный продукт, нужный людям. Не лежать на диване, а работать, работать и работать. Просто так на голову ничего не свалится.

Не завидовать и не находить кучу отговорок, почему у него это есть, а у меня нет, а просто много работать, и тогда все будет. Слушать интуицию, и если не получается дело, хотя вы много работаете, то тут нужно обдумать, в чем проблема, в том ли вы идете направлении. Если направление правильное, вы много работаете, развиваетесь сами, то и дело пойдет.
Рекомендую прочитать
Максим Батырев «45 татуировок менеджера».

Вадим Зеланд «Трансерфинг реальности».

Радислав Гандапас «Харизма лидера».
Мы используем cookies и другие метаданные, чтобы обеспечить наилучшее функционирование сайта.
Хорошо
Close
Напишите ваш комментарий
Благодарим за ФОТОГРАФИИ — светлану бажнину.
за проведенное интервью — марию овсеец.
Все материалы спецпроекта
«50 историй успеха бизнес-леди»