На фоне нервного срыва я получила сахарный диабет. Это такая плата за отвоеванные земли, за бизнес. Но я по-другому не могу. Очень люблю свое дело.
— Ольга Золоторенко

Город: Екатеринбург
Возраст: 43 года
Семейное положение: в гражданском браке
В бизнесе: с 2003 года
Бизнес: конноспортивный клуб «Темная лошадка»

Детали бизнеса:
— оборот: 300 000 рублей
— чистая прибыль: 50 000-70 000 рублей
Путь в бизнес

В 10 лет я узнала, что у нас в Учхозе, в Малом Истоке, есть конный клуб. И после того как попала в конноспортивную секцию, твердо решила, что стану ветеринаром и у меня обязательно будут лошади. Эта мечта так глубоко засела во мне, что в итоге воплотилась в жизнь.

Я закончила медучилище – правда, была обычной медсестрой, а не ветеринаром (настояли родители). Вышла замуж, родила одного, а потом сразу второго ребенка – они у меня погодки. Мечта постоянно откладывалась на потом, и со временем я смирилась, что конюшни у меня не будет. Но окружающие знали, что лошади — моя страсть. Я периодически выезжала на верховые прогулки на прокатных лошадях, а когда задумывалась, часто черкала лошадок ручкой в блокноте. И в 2002 году директор фирмы, в которой я на тот момент работала, попросил меня подыскать место под строительство базы отдыха. А для развлечения гостей предложил купить лошадей. Спустя год он приобрел землю, выбранную мной, и мы начали строительство.
На экскурсии приезжало много людей: в выходные по 50–60 человек. Мы быстро поняли, что дело прибыльное.
— Ольга Золоторенко
Базы отдыха там так и не появилось. Обустроить конюшню было проще, чем построить полноценный комплекс для людей с водопроводом, канализацией, банями и домами. Мы купили двух лошадей, наняли конюха, у которого было еще пять собственных лошадок, и открылись. За двух лошадей мы отдали около 40 000 рублей, комплект амуниции на одну лошадь стоил 2 500 рублей. Покупка самой земли — это, конечно, совсем другие деньги. Около 4 миллионов рублей потратил инвестор.

На тот момент у нас была единственная база, которая предоставляла услуги проката по лесу и конные походы на скалы «Семь братьев». На экскурсии приезжало много людей: в выходные по 50–60 человек. Мы быстро поняли, что дело прибыльное. Строительство бани и гостиницы снова отложили и купили еще лошадей.

Народ стоял в очереди: записывались по телефону, кто без записи приезжал – ждали очереди. В общем, было выгодно, пока не начались суды.
Первые сложности
Человек, который продал нам подсобное хозяйство, подал в суд, чтобы расторгнуть договор купли-продажи. Увидел, что кони — дело прибыльное, что дела у нас идут в гору. И захотел, чтобы мы отдали ему объект, который построили, а он вернул нам деньги, которые мы заплатили. Только покупали мы разрушенный коровник, а теперь там была достойная конюшня, в которую мы вложили немало финансов.

В договоре какой-то пункт не соответствовал Гражданскому кодексу, и он пытался доказать, что и сам договор по этой причине является недействительным. Судебные тяжбы длились два года. Нам перекопали дороги, обрезали электричество, не пускали гостей на территорию даже пешком. Это была настоящая война, как в фильмах показывают рейдерские захваты.
Есть такой закон: любой, кто хочет заняться фермерством, может обратиться в администрацию поселка или города с просьбой о предоставлении земли.
— Ольга Золоторенко
Я билась за свое дело. Я дошла до Президента: написала письмо, что у нас происходит настоящая война среди фермеров, а правительство области бездействует. Получила ответ. И после этого глава правительства Свердловской области собрал круглый стол, и мне сделали выгодное предложение: «У нас есть земля пустующая, давайте мы вам выделим сколько надо». Мы всё рассчитали с министерством сельского хозяйства — и землю мне выделили.


Есть такой закон: любой, кто хочет заняться фермерством, может обратиться в администрацию поселка или города с просьбой о предоставлении земли. Необходимо составить бизнес-план, и власти принимают решение — выделять ли тебе землю. А ты обязуешься содержать ее, давать рабочие места, отчислять налоги в бюджет и, конечно, вести сельскохозяйственную деятельность.

Суд за нашу первую землю мы тоже выиграли. Но нам по-прежнему всячески препятствовали: снова перекапывали дороги, отрезали электричество. Администрация района только разводила руками: ничем помочь не можем. Тем не менее земля эта у нас есть до сих пор, она растет в цене, и ее всегда можно будет продать. Денег мы в итоге не потеряли. Только время и собственные нервы.
Продвижение
Мы рекламировались в местных журналах и на телевидении: в основном договаривались размещаться на условиях бартера. С журналов — реклама, с нас — корпоративный отдых для их сотрудников. Мне очень удобно работать так, потому что я убиваю двух зайцев: и рекламу получаю, и люди приезжают, а потом еще и с друзьями впечатлениями делятся. Получается, нас и в СМИ прорекламируют и сарафанное радио поработает.


Бартер удобен еще и потому, что денег на дорогостоящую рекламу часто просто нет: они всегда уходят на стройку. Сельское хозяйство — это не так, что вы сняли офис, отремонтировали и 5 лет в нем сидите. Тут постоянно что-то происходит: кони доски ломают, левады вышибают, шланги рвутся. Это постоянная хозяйственная суета.
Трудности бизнеса
Работа с животными — большой труд. Это не просто организация бизнеса, но и еще и изучение самого животного. Вы же ответственны за него, за его жизнь.

Для лошади естественно жить на улице, естественно в минус 30 стоять под навесом, если у нее есть достаточное количество корма. Лошадь устроена так, что у нее в одном из отделов кишечника, когда она ест сено, вырабатывается энергия. Все морозы — это у обывателя в голове. Лошадь может спать на улице. Если на улице минус 30, но светит солнце, она спокойно ляжет в сугроб и будет под лучами греться и не простынет. Но если вы будете постоянно держать лошадь в теплой конюшне с обогревателями, а потом выпустите на улицу, то она заболеет. И таких нюансов в нашей работе очень много.
Лошади и бизнес учат меня терпению. Раньше я была очень импульсивная. Сейчас стала спокойнее: даже в администрации я уже не ругаюсь, когда происходят конфликты. Хотя раньше хлопала дверьми и скандалила.
— Ольга Золоторенко
Еще одна сложность — сотрудники. Дает о себе знать сельская жизнь. Мужчины начинают пить, как только получают деньги. Я нашла выход: конюхи работают три недели и потом неделю отдыхают, уезжают домой. Деньги на руки я стараюсь не давать: за продуктами их сама вожу, покупаю в счет зарплаты. И когда им надо ехать домой, тогда я выдаю им на руки деньги. Стараюсь помогать чем могу. Да, у них есть недостаток — пьют. Но люди-то они хорошие, добрые, лошадей любят. В нашем деле это очень важно. Если вы приходите на конюшню, подходите к лошади, а она от вас шарахается – значит, ее бьет конюх. Наши же, как только подходишь к ним, тут же лезут, обнюхивают, потому что конюхи к ним относятся с любовью.

Много сложностей кроется в наших отношениях с администрацией района. Я никак не могу получить разрешение на строительство нормальной конюшни. Они придумывают разные отговорки. Генеральный план застройки участка мне подписали, эскизный проект приняли, но уже третий год мы не можем получить разрешение на строительство. И скорее всего, опять будет суд.
Когда мы судились за землю, у меня с юристами было много конфликтов. Потом я защищала себя сама, изучала законы. И выиграла. Но на это ушло очень много сил, энергии и здоровья. Именно в тот момент начались сильные разногласия с бывшим мужем. Я по ночам сидела в Интернете и изучала судебные дела, юриспруденцию, Земельный и Гражданский кодексы, а днем была на конюшне, потому что там настоящие военные действия происходили. И муж и я просто срывались на крики и скандалы. И в итоге на фоне этого нервного срыва я получила сахарный диабет. Это вот такая плата за отвоеванные земли, за бизнес.

Но я по-другому не могу: я так люблю свое дело, что готова идти через все трудности напролом. Но лошади и бизнес вообще учат меня терпению. Раньше я была очень импульсивная. Сейчас стала спокойнее: даже в администрации я уже не ругаюсь, когда происходят конфликты. Хотя раньше хлопала дверьми и скандалила, когда явно видела, что человек врет или хочет получить от меня какую-то выгоду.
После сорока жизнь только начинается.
— Ольга Золоторенко
Семья и бизнес
Когда я начинала заниматься лошадьми, мне помогал муж: часто сидел с детьми. Но ему всё же не нравилось, что я стала заниматься бизнесом и очень мало времени проводила с семьей. Он тоже свой бизнес начинал тогда, и у нас появились разногласия. В тот момент мы это пережили. Но когда дети выросли и нашей дочери исполнилось 18 лет, мы развелись. Он хороший человек, очень добрый, умный и отзывчивый. Но он хотел видеть рядом с собой другую женщину. Рос в семье с традиционным укладом: папа много работал, а мама занималась домом и детьми. Мой муж хотел также, «чтобы вечером я пришел и меня ждала любящая жена, ужин был готов, дом прибран».

Мой нынешний мужчина, Тарас, — тот самый инвестор, который предложил мне открыть базу отдыха. Это тот человек, который на самом деле идет со мной рядом всю мою жизнь. Мы знакомы с 6 лет — были соседями через стенку. Именно он помог мне найти работу, когда у меня на руках было двое детей. Устроил в свою фирму. Это 97-й год был, лихие 90-е. Ну, кто меня возьмет, когда я с двумя детьми и могу в любой момент в третий декрет уйти. А он помог. Сначала я работала помощником бухгалтера, потом менеджером.

Когда началась история с конями, он инвестировал деньги, так как хотел их куда-то вложить, но сам продолжал заниматься другим бизнесом. И когда это его дело зашло в тупик, стал вместе со мной заниматься конноспортивным комплексом. После того как мы с мужем развелись, Тарас стал за мной ухаживать.

Всё сложилось очень благополучно. Дети выросли, стали самостоятельными. Муж у меня очень понимающий. С уважением относится к тому, что я делаю. И если из-за работы, например, не успела приготовить ужин, никаких проблем не возникнет, мы просто ходим в кафе. Так что после сорока жизнь только начинается.
Распорядок дня
В самом начале я всё делала сама: была и конюхом, и тренером, и директором. Вставала в 6 утра, чтобы лошадей накормить и убрать за ними. Сейчас бизнес уже устаканился. У меня стало больше свободного времени. Все знают, что до 10 утра меня беспокоить нельзя – только в крайних случаях. Теперь я расписание себе сама составляю, как мне удобно. В основном будни я провожу в городе, а на выходные приезжаю в комплекс.

В свободное время я осваиваю фотоаппарат, люблю порисовать карандашом и акварелью. А еще собираю предметы старины – в поисках них облазила все знакомые мне заброшенные дома.
Совет бизнес-леди
Бизнес должен идти не только от головы, но и от сердца. На начальном этапе не смотрите на то, что выгодно сейчас – начинайте с того, что вы умеете делать. Только так, разбираясь в каждом аспекте, вы сможете по-настоящему вырастить и развить свое дело.
Напишите ваш комментарий
Благодарим за проведенное интервью Алёну праслову,
ЗА ФОТОГРАФИИ — Екатерину Карманову.
Все материалы спецпоректа
«50 историй успеха бизнес-леди»