Мотивация

Как запустить космический стартап в России

И привлечь 1 млн долларов инвестиций. Интервью с основателем компании «Галактика» Алией Прокофьевой
1692
36 мин
1692
36 мин
    Текст Татьяна Благовидова
    Фото Getrefe.com, из личного архива Алии Прокофьевой

    Когда Илон Маск запустил ракету Falcon Heavy, всем казалось, что он сделал что-то невообразимое. Но на самом деле и в России существуют частные компании, которые делают тот же бизнес. Во главе одного из таких стартапов — «Галактика» — стоит Алия Прокофьева.


    В этом интервью, подготовленном по материалам подкаста Websarafan, вы узнаете, как развивать космический бизнес в России, как привлекать инвестиции и зарабатывать на этом пока далеком для нас космическом хайпе. С героиней беседовала основатель Websarafan, автор подкастов Таисия Кудашкина.


    • Послушать интервью в формате аудиоподкаста можно на сайте Websarafan. Там же вы найдете другие материалы, которые помогут вам вытащить себя из рутины и систематизировать бизнес.


    «

    Моя миссия — чтобы человечество вообще поверило, что можно жить в космосе

    »

    Проекте «Галактика». Справка Websarafan

    Алия Прокофьева основала компанию «Галактика» в 2016 году. Это одна из немногих частных инициатив в России, где подобных стартапов существует не более 10 (для сравнения: в США их тысячи).


    Основное направление компании — ракетостроение и космическая логистика: доставка ракет с грузом на орбиты. Сейчас стартап находится на стадии производства первого корабля. Первый запуск по плану должен произойти в 2019 году. В 2021 году компания начнет делать коммерческие полеты.


    Компания «Галактика» ориентируется только на коммерческий рынок, то есть существует без поддержки государства. Ее основными заказчиками станут коммерческие структуры, например производители спутников связи, которым нужно доставить свое устройство в космос.


    В 2028 Алия Прокофьева планирует начать освоение Луны и строительство там первой экспериментальной базы. В 2035 будет запущено строительство орбитального города из тех же ресурсов, которые находятся в космосе. Этот город будет комфортным для проживания человека. Параллельно Алия ведет проект создания космического центра, в котором тестируются условия обитания в этом городе: технологии по очистке воздуха, воды, выращиванию растений, психологическому комфорту людей, что очень важно в космосе, по выращиванию животных в искусственной среде. К 2019 году центр уже должен быть построен.


    Алия Прокофьева

    Личность Алии Прокофьевой

    Почему ты решила заниматься космосом? Что послужило триггером?


    У меня все шло по нарастающей в детстве. Конечно, когда ты рождаешься в семье астрофизика, когда у тебя мама строит обсерватории по Советскому Союзу и за границей, то ты невольно в этой среде живешь. У нас дома тусили разные гости — от лауреата Нобелевской премии по физике Жореса Алферова до писателей братьев Стругацких. Поэтому у меня с детства восприятие космоса и то, что нам там надо жить, было со знаком равно.


    Потом я на какое-то время забыла про это, у меня был другой бизнес, машиностроительное направление. Мне всю жизнь было важно не просто зарабатывать деньги, а создать то, что будет влиять на многих людей. Причем не на промежуток в полгода-год, а долгие-долгие годы, делать их жизнь лучше, интереснее, разнообразнее, счастливее.


    Два года назад жизнь свела с рядом знакомых, которые начали рассказывать мне про плавучие космодромы, про спутники, я встречалась с инженерами, со старожилами нашей космической отрасли, кто еще Гагарина и Королева видел. И так, одно за другим, пошел клубок событий, который привел к созданию «Галактики».


    Чем ты отличаешься от других людей? Чем ты крута?


    Я отличаюсь умением видеть большие масштабы вещей. Я крута в том, что могу связывать абсолютно не связываемые, на первый взгляд, вещи. Могу делать проекты большого размаха, и любой из них сразу же глобального уровня.


    А если спросить твоего друга или подругу, не про бизнес, в чем Алия крута, какой будет ответ?


    Однажды я спросила у друга, и он сказал интересную очень вещь: визуализация. Вот все люди смотрят на стакан и видят стакан, а у тебя это сразу стекольная фабрика получается. Вот такая метафора.


    Какие три слова тебя характеризуют?


    Визионер, космос, открытость.


    Ты называешь себя визионером. Кто это?


    Я очень долго думала, как себя назвать, потому что я и предприниматель, и меценат в каких-то вещах, я и занимаюсь социальными активностями, и продвигаю глобальную идею космоса. Есть классное английское слово visionary — от слова «вИдение». Это тот человек, который видит нечто большее, большую картинку мира, движется к какой-то большой теме.


    Что заставляет тебя вставать с кровати по утрам, от чего тебя драйвит, прет, мурашит?


    Да вот космос и заставляет. Когда я просто думаю о том, что мне нужно сделать, что еще предстоит и что уже сделано, у меня от этого состояние хорошей эндорфиновой атаки.


    Что крутое ты уже дала этому миру? В чем твоя миссия?


    Моя миссия — сделать космос ближе людям, в прямом и в переносном смысле. Чтобы человечество вообще поверило в то, что можно там жить, перемещаться с такой же легкостью, как из Питера в Москву на самолете. И я собираюсь сделать это физически: построить инфраструктуру, ракеты, корабли, станции, в которых люди могут находиться.


    У меня есть сейчас две компании, два проекта. Мы делаем разработку по ракетоносителям, по 3D-принтеру в космосе, были уже испытания по двигателю для этой ракеты, и мы продолжаем вести ее разработку.


    «

    Космос стал полем битвы для частных компаний

    »

    Перелом в космической отрасли

    Если говорить о космосе, обычно всплывают госпрограммы, большие бюджеты, многолетние программы. Как можно охарактеризовать твою программу?


    За последние 20 лет произошел очень сильный перелом. Если в 60-70-х годах прошлого века была именно государственная задача из-за гонки вооружений, то сейчас ситуация очень сильно поменялась: космос стал полем битвы для частных компаний. То есть космос из тотального государственного ведомства становится частным.


    В Штатах это особенно заметно и видно: там нормально делать космические стартапы. В России все это пока запаздывает лет на 5–7, у нас только к этому приходят. Мой прогноз таков, что через 2 года произойдет полный перелом. Например, я не сотрудничаю с «Роскосмосом», мы только по каким-то вопросам пересекаемся (лицензирование, доступы к полигонам), но моя деятельность не отвечает госзаказу. Мой продукт ориентирован на международный рынок, для такой же частной космической отрасли.


    Продукт и стоимость

    Когда мы говорим частные, имеем в виду коммерческие, а если коммерческие, то мы говорим про бизнес. Значит, есть понятие продукта и клиента. Что в твоем бизнесе является продуктом и кто клиент?


    Наш продукт — это ракета. По сути, это «грузовик», который вывозит определенный груз в космос. То есть мы и производим, и оказываем услуги как оператор. Могу объяснить на более понятном примере. Вот есть компания «Боинг», которая производит самолеты, и есть компания «Аэрофлот», которая эти самолеты покупает и оказывает услуги по перевозке людей или грузов. Здесь точно такая же логика, только я — и «Боинг», и «Аэрофлот» в одном лице. То есть сейчас моя ниша — это логистика, все, что связано с доставкой. Если переводить на земной язык, у меня логистическая компания.


    Нашими клиентами в этом случае являются спутниковые компании. Например, компания произвела спутник, она грузит его к нам в ракету, и мы его отправляем в нужную точку на орбиту, чтобы он уже там работал. Делал снимки Земли, метеорологические прогнозы, оказывал услуги связи и так далее.


    В будущем, допустим, мы на такой ракете сможем возить груз к лунным станциям (они будут строиться в ближайшие годы), доставлять туда материалы, строительное оборудование. А еще через некоторое время ракета будет уже транспортным кораблем, который возит людей, пассажиров, например на МКС, Луну и другие планеты. Получается у нас сегмент — четко В2В. В дальнейшем можем стать В2С, когда появится космический туризм как рынок.


    Второй продукт — это все, что связано с производством на орбите, пока это в чистом виде В2В сегмент.


    Сейчас в этой отрасли пока не разработаны идеальные бизнес-модели, как на всех других рынках. Например, если ты захочешь самолетами заниматься, то ты уже понимаешь, какие бизнес-модели подходят. Здесь такого нет. Здесь все первопроходцы в хорошем смысле этого слова. Пока мы решили, что для нас оптимально и производить, и продавать, потому что основная маржа кроется как раз в операторстве. При этом в производстве сейчас ты тоже можешь зарабатывать большие деньги, если сильно сокращать стоимость производства по сравнению с конкурентами и делать там основную маржу.


    «

    У нас корабль сгорает в атмосфере после вывода. То есть один корабль — это один пуск

    »

    Это не научный и не социальный проект, вы вкладываете деньги и собираетесь получать прибыль. Поделись с нами цифрами.


    В общей сложности инвестировано порядка 1 млн долларов, у нас общий объем составляет порядка 35 млн долларов, часть денег мы планируем привлечь за счет инвесторов, часть будет уже кредитами.


    Стоимость доставки одного килограмма груза на орбиту в нашем классе (наш класс ниже, чем, например, класс ракет Илона Маска) будет составлять на 30% ниже рынка, примерно 35 000 долларов. Ракета может нести груз 100 кг, стоимость одной ракеты составляет порядка 4,5 млн долларов. Покупатель платит 35 000 долларов за один килограмм, то есть маржа в этом проекте порядка 35%.


    Нужны большие вложения, чтобы доставить ракету?


    На самом деле нет. В этом и фишка. Наша ракета в разы меньше, чем ракета у Маска, для нее не нужен полноценный космодром со всей инфраструктурой, нужна просто мобильная платформа, которая ставится на любом военном полигоне, где вокруг нет жителей, населенных пунктов. То есть не нужна развертка какой-то гигантской структуры а-ля космодром «Восточный». Это не наш вариант. На этом этапе.


    У нас самая простая ракета: тип называется легкий класс ракетоносителей. Он используется для коммерческих целей, то есть это не военные ракеты, не для противовоздушной обороны и пр.


    Например, у Маска нижняя ступень возвращается, у нас все сгорает, ничего не возвращается, корабль сгорает в атмосфере после вывода. То есть один корабль — это один пуск. Сначала мы хотим делать 1–2 пуска в месяц, дальше выходить на пуски каждые 5–6 дней.


    Себестоимость корабля составляет порядка 1,2–1,4 млн долларов, в зависимости от масштаба производства. Когда это уже конвейерная сборка, можно спокойно делать 35–40 ракет в месяц.


    Зачем там эти ракеты нужны в таком количестве? Смысл их туда возить?


    Смысл очень простой. Уже произведено и по планам в ближайшем будущем будет произведено очень большое количество спутников, обеспечивающих спутниковое телевидение, связь и все такое. Это число растет, и должен кто-то доставлять это все богатство в космос.


    Более того, чем больше будет ракет, тем они станут дешевле и тем больше людей и груза может быть переправлено в космос, потому что сейчас стоимость доставки является ключевым стопором для дальнейшего развития рынка. А это очень важно для освоения космоса, строительства станций на орбитах.


    Уже можно при существующих технологиях, не придумывая ничего нового — а это очень важно: я не придумываю новый тип двигателя, квантовые перемещения в пространстве, — просто оптимизировать производственный процесс и снижать цену стоимости доставки.


    Интересно сравнить с Илоном Маском. У него тоже легкий класс ракетоносителей или у него уже другой тип корабля?


    Он начинал с легкого класса, как и все компании, которые идут в этот бизнес, начинают с очень простой легкой ракеты, потому что на ней проще всего отработать задачи и она может быть самой маржинальной.


    Маск просто стал делать ее больше. Ракета Маска в разы больше нашей, в ней больше двигателей, она может больше таскать груза в космос. Если у нас возможность загрузить 100 кг, у Маска — 2 тонны.


    У него производство получается дороже, плюс ему нужна дополнительная инфраструктура, он не может пойти, условно, в поле и ее запустить. Ему нужен космодром, это дополнительные расходы на пуск, потому что когда ты пользуешься космодромом, то плюсуй еще 20–25% на услуги космодрома и обслуживания. И он же строит это для того, чтобы грузы большие таскать на международную космическую станцию.


    «

    На "Роскосмос" падает госбюджет, и они не понимают, зачем им кто-то еще, частные коммерческие компании, которые будут делать дешевле, еще и тратить их же деньги

    »

    Государственные программы и инициативы в космосе

    У нас государство вообще не поддерживает никого, никакие коммерческие программы? Или только маленькие не поддерживает, а думает про какие-то большие?


    Если говорить честно, оно делает вид, что поддерживает, даже дали на стартапы смешные 5 млн рублей. Но у нас не выстроена эта система, как выстроена в Штатах. Там, если ты частная компания, у тебя нет денег, но есть сильное желание что-то делать в космосе, ты приходишь в NASA и рассказываешь им про себя. Они дают технологию, которая уже испытана, опробована, — тебе не нужно с нуля ничего делать, и дают небольшой госзаказ или небольшой грант, чтобы ты мог отработать технологию, попробовать себя в новом деле и привлечь еще инвесторов. Дальше ты спокойно с этой технологией и с госзаказом идешь к любому инвестору, это все показываешь и легко поднимаешь раунды инвестиций, собираешь финансирование, потому что у тебя есть госзаказ и понимание своего будущего.


    В России ровным счетом наоборот. Ты приходишь в «Роскосмос», тебе говорят: «Какие технологии? У вас есть первая форма допуска?» И далее по списку. Второе, с чем сталкиваешься в России, что есть существующее предприятие «Роскосмоса», на которое падает госбюджет, на поддержание этих предприятий с гигантским штатом людей, и они не понимают, зачем им кто-то еще, частные коммерческие компании, которые будут делать дешевле, чем они, еще и тратить их же деньги — лучше на своих…


    В NASA поняли лет 20 назад, что за счет развития частного рынка они смогут больше рынка по факту захватить. Частные космические компании занимают 85% рынка, они приносят в бюджет Америки 85% денег от космической деятельности, у NASA всего лишь 15%, это небольшие объемы по сравнению с частным рынком. У нас наоборот. У нас есть «Роскосмос», который занимает 95% рынка. Если в России около 10 коммерческих компаний, в США их уже под тысячу.


    Обидно за державу?


    Обидно, но поэтому я и делаю то, что делаю. Еще занимаюсь общественными работами, потому что хочу расшевелить это космическое болото, потому что мне очень обидно, какими мы были крутыми в 60–70-х годах прошлого века. Например, моя мама стала астрофизиком только потому, что Юрий Гагарин полетел в космос, и это было нормально, как национальная идея. А сейчас все забыли, иногда вспоминаем Гагарина, смотрим фильм «Салют-7», и все.


    Чем крут Илон Маск?


    Он крут тем, что он стал первым и быстрее всех остальных собрал деньги, привлек NASA, собрал весь клубок из пиар-активностей. Он очень талантливый пиарщик — это тот лайфхак, который нужно использовать всем в бизнесе. Потому что сейчас мир так изменился, что в первую очередь смотрят не на компанию, а на человека, который ей рулит, потому что основное — это голова.


    У нас в России намного сильнее инженеры, математики, физики. Они же просто уезжают в Штаты, потому что нет здесь возможности что-то собственное делать. Это как следствие нашей гениальности: у нас плохо сочетаются инженерные навыки с лидерскими, маркетинговыми качествами.


    Я даже смотрю по своей команде: много талантливых инженеров, но они абсолютно не умеют это продавать и делать из этого бизнес. Они могут придумать крутейшую технологию, а потом прихожу я, и мы начинаем ее разбирать буквально по волокнам: зачем она нам нужна, сколько мы на ней заработаем. Ведь все-таки я из этого бизнес делаю, помимо социальных и общественных вещей.


    «

    Нужно почувствовать, что хочется оставить после себя. Это может быть хоть гениальный рецепт пирожков, который будет жить во все времена и сохранять тебя в этом мире

    »

    Сверхзадача и мысли бизнесмена

    Какая у тебя сверхзадача?


    Я хочу сделать комфортным обитание в космосе, чтобы там было так же, как мы привыкли на Земле, можно было ходить ногами по земле, потому что невесомость ужасно действует на организм, это может просто фатальные последствия иметь. Чтобы можно было так же сходить в ресторан, посмотреть кино, потому что человек очень социально ориентирован, а не просто животное или биоробот, который может ходить по планете. И у меня есть в таймлайне четкие шаги, что я хочу сделать через 5, 10, 15 и 20 лет.


    Например, через 10 лет я хочу начать строить орбитальный город — это комфортное обитание для людей в космосе. На начальном этапе в орбитальном городе может жить порядка сотни человек, потом мы хотим его увеличить до 10 000.


    Скажи, как ты не боишься так мыслить? Чем ты можешь поделиться, чтобы предприниматели на свой бизнес начали смотреть так же, как ты?


    Возможно, это связано с моей личной историей: у меня рано умерли близкие люди — тетя и мама. Я в 18 лет уже начала понимать, что жизнь на самом деле очень короткая и в любой момент может что-то случиться.


    Мы живем в какой-то суете: деньги, бизнес, разговоры — и вдруг нет ничего. И что остается после человека в этом мире? Кто-то оставляет после себя прекрасные стихи, картины, блюда.


    Я космос просто чувствую, я просто знаю, что будет. У меня есть в голове эта картинка, и мне важно это дать человечеству. И совет, который я бы дала всем, — почувствовать где-то внутри, что хочется сделать, оставить после себя. Это может быть хоть гениальный рецепт пирожков, что будет жить во все времена и сохранять тебя в этом мире.


    Даже если химчистка или салон красоты — можно же лучше всех, или с такой душой делать маникюр, что это будет маникюр маникюров во всей России или даже мире. То, что прямо до мурашек. Да, бизнес — это деньги, обороты, прибыль, сотрудники и прочее, но самое главное — какую энергию несет в себе бизнес, это то, на чем бизнес может выстраиваться годами, десятилетиями и дальше всю жизнь.


    Я советую позадавать себе вопросы, что ты хочешь изменить. Например, Starbucks изменил процесс потребления кофе только за счет того, что они начали вводить вот эти фишки: спрашивать твое имя, в принципе поменяли, как кофейня выглядит, и многие стали копировать эту тему. Поэтому это могут быть такие вещи.


    «

    Это колоссальный рынок, но туда никто не идет, потому что всем кажется, что это дико сложно. Но это не сложнее, чем любой другой бизнес

    »

    Бизнес и космос

    Какие бизнесы сейчас можно делать в космосе?

    

    Назову пару направлений, в которых можно мыслить.


    • Классические направления. Большие деньги в космосе сейчас связаны с анализом данных, с предоставлением сервисов. Например, анализ прогноза погоды, логистика, какие-то транспортные вещи, то есть то, что на стыке между IT и космосом. Дальше это предоставление услуг в сфере интернета вещей, в сфере телекоммуникаций, связи, интернета, это гигантские деньги, сейчас объем этого рынка ежегодно оценивается в 180 млрд долларов. Это колоссальный рынок, но туда никто не идет, потому что всем кажется, что это дико сложно. На самом деле это не сложнее, чем любой другой бизнес.


    • Неклассические направления. Все, что связано с производством в космосе, с доставкой, с теми же ракетами. Эти части сегмента будут расти геометрически следующие 5–7 лет, и я рекомендую на них посмотреть, обратить внимание.


    • Из неочевидного на первый взгляд, но тоже связанного с космосом. Например, мы начали производство космической одежды. Это одежда, в тканях которой используются космические технологии — они сверхлегкие, не пропускающие воду, запах. Это не так сложно и громоздко, как ракетоносители или космический корабль, но это связано с космосом, и это сейчас тоже станет трендом.


    • Развлечение и образование. У нас в компании есть проект по виртуальной реальности — высадка на Луну. Как это происходит, что люди делают. С одной стороны, это как образовательный контент, с другой стороны, как чистый гейм, фан. Космос — такая очень благодарная тема, к ней все, что ни привяжешь, становится интересным.


    Как можно начать этот бизнес в России?


    У нас хоть и грустная картинка с «Роскосмосом», но есть другие инструменты поддержки. Например, разные негосударственные фонды, типа фонда Ивана Бортника, фонда развития инициатив, в которых можно получить небольшие деньги — от 1 до 3 млн. Для этого нужно иметь, конечно, крепкие нервы: подготовить все документы, бумажки, а потом просто идти по этим фондам, просчитать экономику своего проекта, показать, как ты заработаешь эти деньги. Это возможно. Я сама получала, это реально.


    Понятно, что на строительство ракеты миллиона рублей не хватит. Но вдруг человек решит сделать игру виртуальной реальности про космос. Пусть идет за деньгами во «Внешэкономбанк» — у них есть программа веб-инноваций и предусмотрены вложения в инновационные проекты, они уже профинансировали космическую компанию Dauria. Плюс деньги есть в Сколково, мы тоже получали там грант и деньги. В нашем случае у нас есть несколько частных инвесторов.


    Я считаю, самое важное — это желание что-то делать. Мы живем в такое время, когда легко можно через соцсети что-то продавать, апробировать идею, что-то делать и смотреть, насколько это соответствует рынку.


    Есть кейс американской частной компании, которая уже запустила в космос порядка 30 или 40 спутников. А начинали как гаражный стартап: 3 парня в футболках, которые купили набор «Сделай сам», сковыряли эти спутники, потом запустили кое-как. У них не было миллиона долларов в кармане, но сейчас это компания с оборотами в 250 млн долларов. И это реально. На самом деле все дело в нас самих. Мы тоже скромно начинали и сейчас постепенно идем вверх своим путем.


    «

    У меня нет задачи стать главой "Роскосмоса" или строителем космодрома. У меня есть задача сделать космос ближе

    »

    Мужчины в окружении

    У тебя 98% окружения — это мужчины. Как ты себя ощущаешь в этой истории? Насколько ты воинственна в этом отношении, или тебе обидно, что там нет женщин, или тебя это не волнует вообще?


    Женщина и мужчина ведут бизнес в разном стиле. Мужчина — это прямо пошли к цели, строевым шагом. А женщинам не нужно из себя пытаться делать мужчину и пытаться этими ровными шагами идти к цели, потому что у женщины есть крутое качество: умение вдохновить и дать наполнение. Женщина как раз дает эту атмосферу, ауру, среду, в которой хочется творить, создавать.


    Есть ли предубеждения в твою сторону?

    

    Конечно, всегда. Женщина, да еще и молодая. И к тому же я сейчас в положении. Но я просто несу свою миссию, потому что это не придет в голову ни одному мужчине, из этого я и сделала свою ценность. У меня нет задачи стать главой «Роскосмоса» или строителем космодрома. У меня есть задача сделать космос ближе, это такая женская история, с одной стороны, но с другой стороны, я ее приземляю в реальный бизнес и в реальные дела.


    «

    Когда ты делаешь что-то в течение дня, очень важно спрашивать себя: насколько это приближает тебя к твоим целям?

    »

    Лайфхак

    Поделись лайфхаками, чему ты атрибутируешь свой собственный успех, за счет чего у тебя в жизни получается добиваться того, что ты делаешь?


    Это как раз состояние постоянного потока. То, что ты делаешь, то, где ты находишься. Я себе очень люблю задавать вопросы, это такой лайфхак, который я многим рекомендую: когда ты делаешь что-то в течение дня — звонок, встреча, письмо или залезаешь в телефон, — очень важно спрашивать себя, насколько это тебя продвигает к твоим целям? Это включает осознанность.


    И еще для меня важно планирование. У меня ведь макроцели, они очень большие, и я взращивала в себе привычку дробить их на мелкие шаги. У меня есть мои внутренние планы, которые я пишу, расписываю, по каждому проекту и пункту, чего я хочу добиться к какому сроку, и у меня есть план на неделю, на день, что я должна сделать, куда прийти.


    Как ты фокусируешься?


    Возвращаюсь к этим вопросом. Плюс я знаю свои качества, которые являются и сильными, и слабыми сторонами, — это моя увлеченность. Мне настолько интересен окружающий мир, что я легко могу увлечься темой искусственного интеллекта или историей, связанной с работой мозга, медициной или еще чем-то. Но в этот момент я себя намеренно сужаю, ставлю себе вопрос: зачем мне это сейчас? Куда я с этим приду?


    Я даже веду заметки в iPhone, записываю как идеи свои мысли, чтобы они полежали, потому что потом ты начинаешь к ним возвращаться, а не бежать туда или туда. У тебя получается выстроенная линия движения твоего развития бизнеса, например сейчас первично привлечь инвестиции и заработать деньги. Я не хватаюсь за новые идеи, проекты и технологии, как бы мне ни хотелось туда, потому что в итоге это будет размывание меня и мы никуда не придем.


    Напутствие предпринимателям. Что ты советуешь сделать сразу, в течение 72 часов, чтобы измениться к лучшему, продвинуться, совершить прорыв? Что они могут положить телефон, перестать нас слушать и побежать делать?


    В течение 72 часов я рекомендую сделать следующее: во-первых, реально почувствовать, чего вы хотите в этой жизни, потому что очень многие люди не знают, чего они на самом деле желают. Я сама с этим столкнулась. Не то, что навязано свыше — рожать детей, делать бизнес, еще что-то, а то, что реально хочется сделать, потому что, возможно, есть мечта или идея, про которую давно забыли, она покрылась пылинками уже.


    Пойти погулять, посидеть, вспомнить то состояние или идею, которая приводила к состоянию счастья внутри. И ее связать или с текущим бизнесом, или из нее уже делать бизнес, это будет тот бизнес, который будет жить годами, потому что человек действительно будет делать то, чего он хочет, то, чем он горит. Поэтому я бы советовала вспомнить это состояние горения, что нравится, например, танцевать, и эту энергию дать в свой бизнес.


    Какой твой девиз или цитата, фраза, которая с тобой в последнее время? Что у тебя в голове звучит?

    

    В голове у меня часто звучит фраза Эйнштейна о том, что знания ограничены сами по себе и нужно пользоваться воображением, потому что оно безгранично и позволяет создавать новый мир.