Истории успеха

«Когда ты делишься, тебя становится больше»

История волонтера, которая за 6 месяцев построила клинику для бедных в Гватемале
412
30 мин
412
30 мин
    Текст Ника Матецкая
    Фото Ирина Брестер

    В этом тексте нет рассказа о прибыльном бизнесе. Скорее наоборот — он о том, как отдавать. Наша героиня Виктория Валикова помогает людям, находящимся за чертой бедности. И очень успешно: вместе с партнером она нашла деньги и за 6 месяцев построила клинику в Гватемале. Без купюр и без навязывания она поделилась своей историей — как стала волонтером, почему продолжает жить без зарплаты и как подарила надежду тем, у кого ничего нет.

    Мурашки и внутренний подъем обеспечены.

    Виктория Валикова

    Возраст: 29


    Профессия: врач-инфекционист, специалист по тропической медицине


    Проект: некоммерческая организация Health&Help


    В рамках проекта: построена и запущена клиника для бедных в Гватемале; готовится строительство клиники в Никарагуа

    «Доктор Хаус» и выбор пути

    Я родилась в обычной семье. Моя мама была врачом-неврологом, а папа — инженером. Когда мне было лет шесть, я впервые увидела сериал «Скорая помощь» с Джорджем Клуни, и он так меня затянул, что я смотрела его не отрываясь. Когда на экране кто-то умирал, я всегда переживала и плакала. Помню момент, как сказала маме, что такого не должно происходить: врачи должны лучше лечить своих пациентов. Мама, улыбнувшись, ответила, что иногда человеку просто никто не в силах помочь, но, тем не менее, всегда нужно пытаться облегчить страдания больного. В этот момент я внутренне для себя решила стать врачом.


    В 2005 году я поступила в Башкирский государственный медицинский университет на лечебное дело. Думала, буду психиатром, но на последних курсах «вмешался» еще один сериал, который повлиял на мой выбор. Главный герой «Доктора Хауса» был инфекционистом. Мне это настолько понравилось, что я забрала документы из ординатуры по психиатрии и переложила их на кафедру инфекционных болезней.


    После университета около двух лет я работала инфекционистом в Уфе, в приемном покое обычной городской больницы.

    «

    Врач-тропиколог — это как детективом работать

    »

    В 2013-м я поехала учиться в Бельгию, чтобы получить специальность с длинным названием — «специалист по тропической медицине и организации здравоохранения в странах с ограниченными ресурсами». Это направление я выбрала по двум причинам.


    Во-первых, инфекционные болезни казались мне очень интересными в изучении. А тропическая медицина — это еще более крутая штука. Если ты врач-тропиколог, это априори значит, что у тебя довольно неплохо работает мозг, потому что тебе приходится проводить очень много диагностики. Это как детективом работать. Ты должен достаточно много знать, и не только про анализы и назначение правильного лечения, но и про механизмы передачи, циклы жизни насекомых, циклы паразитов, обычаи племен (медицинская антропология), географию заболеваний, эпидемиологию — очень много всего.


    Во-вторых, тропическая медицина — это медицина стран третьего мира. Интерес к ней у меня проснулся во время многочисленных путешествий: именно там я стала замечать несправедливость мира. У кого-то, как у меня, была возможность получить образование и выбрать, чем заниматься в своей жизни. А у других не было доступа к питьевой воде и крыши над головой, в буквальном смысле.

    «

    У одних главная проблема в жизни — выбрать с утра сорт кофе, а другим нечем кормить детей

    »

    История волонтера

    В 2014 году, во время своего путешествия по Филиппинам, я в очередной раз столкнулась с суровой действительностью, увидела, насколько плохо живут люди. Мне снова показалось дикой несправедливостью, что у одних есть первое, второе, третье и десерт и главная проблема в их жизни — выбрать с утра правильный сорт кофе, а другим абсолютно нечего есть и нечем кормить своих детей.


    Я видела, что люди не могут получить вовремя медицинскую помощь просто потому, что нет никаких поликлиник в радиусе десятков километров. Это был действительно переломный момент для меня. Я поняла, что теперь моя цель в жизни — изменить хотя бы что-то, хотя бы в каком-то отдельно взятом районе.


    Прием в клинике Health&Help

    Когда я вернулась из путешествия в Бельгию (тогда я еще училась там), получила на почту письмо от волонтерской организации. Они делали рассылку всем студентам. Я отозвалась на вакансию, прошла собеседование и уехала работать в Гватемалу, совсем не понимая, что это такое.


    Я была девочкой с претензиями, думала, вот раз я волонтер — мне все должны. Должны оплатить билет, должны обо мне заботиться, должны меня встретить, поить, кормить и любить. Но реальность оказалась абсолютно другой. Когда я прилетела в Гватемалу, меня никто не встретил. Все, что у меня было, — инструкция, как доехать до места, причем почему-то на голландском языке. С собой я привезла огромное количество багажа (я же ехала на год, мне надо было много всего). И со всеми этими чемоданами я почти полтора дня в одиночку добиралась до деревни, где должна была жить. А когда приехала, узнала, что там вооруженный конфликт, клиника в эвакуации, так что пришлось возвращаться обратно в город.

    «

    Мне приходилось и принимать роды, и дергать зубы, и зашивать раны, и консультировать

    »

    Через неделю все утряслось, и я приступила к работе. Я заведовала двумя клиниками, которые находились в четырех часах ходьбы друг от друга. В одной из них я работала вместе с девочкой-акушеркой. Она была наполовину никарагуанка, наполовину бельгийка. На нас двоих приходилось двадцать тысяч человек. До ближайшей больницы было восемь часов езды, никаких других медицинских учреждений рядом просто не было. Мне, врачу-инфекционисту, приходилось и принимать роды, и дергать зубы, и зашивать раны, и консультировать детей и взрослых. Никакой зарплаты, конечно, мы не получали. Организация лишь оплачивала нам билеты и давала деньги на еду. Жили мы в самой клинике, на втором этаже. Условия были довольно тяжелыми: ни проточной воды, ни электричества, ни связи, ни других врачей. Зато мы получили бесценный опыт.


    В этих клиниках я проработала где-то восемь месяцев, потом пришлось уехать из-за очередного вооруженного конфликта. Но поехала я не домой, а в чудесную страну под названием Гондурас, куда меня на 6 месяцев пригласила другая некоммерческая организация. После я уехала ликвидировать вспышку холеры на Гаити. Работала там пять месяцев врачом, жила в женском католическом монастыре. Все было хорошо, но в какой-то момент я начала немножко «ипохондрить», решила, что у меня опухоль мозга. А поскольку на Гаити невозможно сделать ни МРТ, ни другие обследования, мне нужно было срочно вернуться в Россию.


    Очередь у клиники Health&Help

    Рождение Health&Help: как можно изменить мир

    В России выяснилось, что со мной все хорошо, я не умираю. Опять возникло желание скорее начать что-нибудь делать. Я очень хотела построить клинику в какой-нибудь стране третьего мира, и мой полет из Гаити домой только добавил мне решительности — у самолета загорелась турбина, и в тот момент я отчетливо осознала, что жизнь все-таки короче, чем кажется, поэтому надо действовать незамедлительно.


    В это же время я познакомилась с Кариной Башаровой, 17-летней девушкой, страстно желающей изменить этот мир. Наши взгляды и убеждения настолько сошлись, что вскоре мы вместе основали некоммерческий проект Health&Help — чтобы построить свою первую клинику.

    «

    Нашим волонтером может стать любой человек, который любит людей и готов работать

    »

    Карина не врач, но она просто гений, удивительный человек. Она привлекла нам все деньги, которые у нас есть. Она общается с волонтерами и спонсорами, занимается финансами, общается со СМИ, контролирует всех рекрутеров, юристов, бухгалтеров — всех и вся, и меня иногда тоже.


    Мы придумали идею, нашли волонтеров, сделали сайт, начали собирать деньги. А потом зарегистрировали организацию как НКО в США и в Гватемале. Health&Help работает с 2015 года, и на сегодняшний день у нас уже четыре представительства: в США, Гватемале, России, Нидерландах. Мы оказываем медицинскую помощь и строим клиники в странах третьего мира — для этого собираем деньги и привлекаем волонтеров. Нашим волонтером может стать любой человек, который любит людей и готов работать. Мы постоянно ищем волонтеров самых разных профессий: медицинских специалистов, переводчиков, фотожурналистов.


    Прием в клинике Health&Help

    К сожалению, в России культура волонтерства еще не сложилась. Многие люди, так же как и я когда-то, не понимают сути, начинают требовать всевозможные блага. Первые вопросы — всегда про финансы. Думаю, это связано с тем, что у нас все сильно заточены под материальное, и показателем успешности человека, мерилом этого являются деньги, машина, квартира. У волонтеров из развитых стран (Италия, США, Бельгия, Нидерланды) такого нет, они не ждут, что ты им что-то будешь оплачивать. Я надеюсь, что со временем и у нас в стране будет больше понимания целей и задач волонтерства, будет больше культуры в этих вопросах.


    Клиника в Гватемале. Финансы и строительство

    Наш основной источник финансов — небольшие частные пожертвования. Мы размещены на разных краудфандинговых платформах, как российских, так и зарубежных. Люди видят то, что мы делаем, и поддерживают нас.


    Чтобы начать строительство клиники в Гватемале, нам потребовался всего один месяц. Мы собрали 1 881 480 рублей на «Бумстартере», и этой суммы было достаточно, чтобы возвести каркас клиники и купить машину, на которой мы возили материалы, а потом уже и ездили к пациентам. Эта сумма кажется небольшой в рамках запуска целой клиники, но мы убедились: если есть хорошие архитекторы и тщательно продуманный план, с этого можно начать.

    «

    Жители деревни должны дружить с нами, любить, охранять

    »

    Когда выбирали место под клинику, нам нужно было учесть некоторые важные моменты. Во-первых, понять, в каком районе эта клиника реально необходима. Мы просматривали деревни, оценивали, где находится ближайший медицинский пункт, ближайшая больница, сколько людей живет в этом районе. У деревни должно было быть место, где можно построить клинику и которое нам готовы были бы отдать по договору аренды. И самое главное, жители деревни должны были быть готовы принимать эту помощь (очень многие вместо больниц ходят к народным целителям), они должны были быть готовы работать на стройке бесплатно и всячески поддерживать организацию, защищать волонтеров от других жителей, которые нас не знают (иногда они бывают агрессивными), дружить с нами, любить, охранять.


    Такое место мы отыскали без труда. За шесть месяцев работы все было сделано. Нам помогали местные гватемальские компании. Они привозили бесплатно цемент, двери, окна, кормили волонтеров, детишек из деревни. Строили все жители деревни, как и было оговорено.


    Жители Гватемалы у клиники Health&Help

    Всю аппаратуру нам привезли наши волонтеры и спонсоры. Сами из оборудования мы ничего не покупали, покупали только расходники для лаборатории.


    Сейчас у нас просто спрашивают, что нам купить, подарить, прислать. Для этого у нас есть список, который мы высылаем, а каждый уже сам выбирает, что сможет для нас приобрести.


    Отношения с чиновниками

    Каких-то серьезных проблем с местными чиновниками у нас не было. Единственная сложность была с мусоровывозящей компанией. Самостоятельно отходы мы не могли утилизировать, так как это иглы, шприцы и так далее. А эта компания отказалась к нам ехать из-за того, что мы находимся очень далеко от центра. В итоге мы договорились, что будем сами довозить (при этом платя им) эти отходы до города. Так вопрос и решился.

    «

    Ревизор сказал, что никогда не видел, чтобы в Гватемале что-то было так хорошо построено

    »

    Также нам пришлось самостоятельно привезти государственного ревизора, который должен был проверить качество построенного здания. Сам он ехать в такую даль тоже отказался. Где-то за неделю до открытия он все посмотрел, оценил и сказал, что еще никогда не видел, чтобы в Гватемале что-то было так хорошо построено. Дал нам необходимое разрешение. Все документы мы отнесли в центр, где выдают медицинские лицензии, и через два дня все забрали. Вот и все, никакой бюрократии. И стоило это все около пятидесяти рублей.


    В Гватемале нас очень любят, мы являемся таким центром, который помогает всем и вся. Совместно с Министерством здравоохранения страны мы ведем несколько государственных программ, в том числе и наши программы по голодающим детям, по детской вакцинации. Мы также делимся с Министерством донациями. Если вдруг, например, мы получаем побольше лекарств, расходников — отправляем часть им.


    Клиника Health&Help

    Клиника сейчас

    Сейчас в клинике у нас работают два врача — Женя Короткова из России, врач-хирург, и Элин из Бельгии, врач общей практики с большим опытом работы в гинекологии. Есть также медбрат Паскаль из Гватемалы и фельдшер-заведующий клиникой Маничан из США.

    Волонтеры к нам приезжают изо всех уголков мира на самые разные сроки, начиная от одной недели (обычно студенты на каникулы) и заканчивая несколькими годами, на которые заключен контракт. Они все работают бесплатно, а студенты еще и сами платят определенный взнос за то, чтобы к нам приехать на практику и набраться опыта.


    Все общаются, как правило, на английском языке, но поскольку официальный язык в клинике — испанский, обычно мы берем волонтеров со знанием испанского. Хотя сейчас стало попроще с этим, так как у нас недавно появился переводчик Алекс из Англии. Он попал к нам, можно сказать, случайно. У нас работали его мама с сестрой, и маме очень понравилось. Она попросила взять ее сына, чтобы он посмотрел, как живут люди. А у нас как раз тогда было несколько врачей, которые не знали испанский в совершенстве, поэтому мы и взяли Алекса, чтобы врачам было легче.


    Лекарства в клинике Health&Help

    Сегодня наша клиника в Гватемале обслуживает двадцать пять тысяч человек. Заболевания типичные, все то же самое, что и в России: диабет, высокое давление, астма. Из интересного — это укусы разных насекомых, пауков, змей. Очень много паразитарных инфекций, из вирусных — гепатит А. Много вспышек заболеваний, которые возникают из-за отсутствия прививок: корь, краснуха, паротит, коклюш, дифтерия, столбняк — все те болезни, от которых в России практически удалось избавиться (но скоро и у нас их опять станет много, потому что все отказываются от прививок). В Гватемале от прививок никто не отказывается, просто в некоторые районы очень тяжело завозить вакцину, не во всех деревнях есть программа вакцинации. Мы стараемся, чтобы это было повсеместно, но, к сожалению, пока этого достичь не удается.

    «

    Без дорог, электричества и питьевой воды. Люди живут в домах из пластиковых пакетов

    »

    Клиника в Никарагуа

    Решение построить вторую клинику родилось спонтанно. Мы поехали с Кариной в отпуск, хотели просто отдохнуть. Но внезапно мои знакомые, с которыми я когда-то училась в тропическом институте, попросили меня посмотреть несколько деревень в Никарагуа, которые живут за чертой бедности. Мы с Кариной очень долго не хотели никуда ехать, потому что чувствовали, что это точно изменит все наши планы. Но все-таки поехали.


    Рыбацкая деревня, полностью отрезанная от цивилизации. Без дорог, электричества и питьевой воды. Люди живут в домах из пластиковых пакетов, которые намотаны на палки. Нет абсолютно никаких удобств. В основном, это внутренние мигранты, у которых нет работы, они могут лишь ловить рыбу в океане и потом ее сдавать. Нет абсолютно никакой медицинской помощи, люди умирают от различных заболеваний. Когда мы все увидели, решили, что можем это изменить.


    Отсутствие условий не пугает волонтеров клиники Health&Help

    Всего за один месяц нам удалось собрать всю необходимую для строительства сумму, вышло 1 880 000 рублей. Сейчас мы должны еще найти денег, чтобы проложить там дорогу, купить машину скорой помощи и оборудование.


    Эта клиника будет принципиально отличаться от гватемальской тем, что, во-первых, рассчитана она будет на меньшую пропускную способность и, во-вторых, при ней будет специальная лаборатория по малярии (клиника строится в зоне, эндемичной по этому заболеванию).


    Для того чтобы начать строительство, нам нужно решить еще много вопросов: собрать волонтеров, зарегистрировать некоммерческую организацию в Никарагуа, собрать недостающую сумму денег на прокладку дороги. Предположительно стройка у нас начнется осенью 2018 года. Если все будет хорошо, за три-четыре месяца мы ее закончим.


    Очередь на прием в клинике Health&Help

    Семья

    Мне повезло: мои родители всегда и во всем меня поддерживали. С самого детства мне ничего не запрещалось, я вообще не знала, что такое слово «нет». При этом я не была капризным и избалованным ребенком. У меня просто никогда не было рамок, я могла сама выбирать, что учить, какие книжки читать, в какую школу ходить. Меня всегда поддерживали в любом моем начинании, мне никогда не говорили, что у меня что-то не получится.


    Наша семья никогда не была богатой, но родители всегда очень грамотно расставляли приоритеты. Вместо покупки новых «Жигулей» они отправляли нас с братом учиться за границу. Это очень много нам дало: мы увидели мир, выучили много языков. Потом уже самостоятельно получали гранты, ездили куда-то. Такая вера и безусловная любовь родителей открыли передо мной очень много дверей. До сих пор родители меня поддерживают, часто консультируют по поводу моего проекта Health&Help.

    «

    У нас на лекарства еле хватает. Если мы будем платить себе зарплату, то ничего не останется

    »

    Планы

    В ближайшие пять лет мы хотим открыть еще десять клиник. Начнем, скорее всего, с центральной Америки, потому что там люди уже узнают про нас, пишут нам о каких-то деревнях, забытых богом, предлагают свою помощь. Мы очень это ценим, потому что понимаем, что сказать «Идите, ребята, постройте в такой-то деревне» может каждый, но не каждый может помочь чем-то реальным.


    Если кто-то внезапно захочет, чтобы мы построили клинику где-то еще, то мы не против, мы открыты к сотрудничеству. Основная проблема — это финансы. Конечно, все процессы сбора средств мы уже отработали достаточно хорошо, но нам все же не очень нравится собирать деньги — это большая трата времени. Поэтому мы верим, что когда-нибудь начнем работать с грантами, с большими дотациями, найдем кого-то, кто будет помогать нам финансово. Верим в то, что нам не придется для строительства клиник проделывать колоссальную работу.


    Сейчас никакой зарплаты не получаем — у нас на лекарства еле хватает. Если мы будем платить себе зарплату, то ничего не останется. Мы живем аскетично. С Кариной сдаем свои квартиры в России. И на это живем. Скромно. Очень скромно. Конечно, тяжело, но ничего, мы стараемся и верим в лучшее.


    Вход в клинику Health&Help

    Все клиники, как дети, требуют большой поддержки, заботы и контроля, даже несмотря на то, что есть люди, которые заведуют ими, и люди, которые там работают. Поэтому в ближайшее время я точно буду жить в Центральной Америке, и, если честно, я вообще не очень себе представляю, что однажды осяду в какой-то одной стране. И я, и мой молодой человек Эндрю, который тоже работает в одной из гуманитарных организаций, — люди мира. Мы выступаем за идею усыновления, ведь есть огромное количество детей, у которых нет родителей. Многие из них живут на улице, страдают, а у нас есть силы, есть желание, чтобы это хоть немного изменить. Но сделать это, к сожалению, не так-то просто, пока это большая проблема. Мы не можем усыновить ребенка из Гватемалы, потому что по закону иностранцам этого делать нельзя. Мы не можем усыновить из России, потому что мой молодой человек — американец.

    «

    Мы надеемся, что наши дети смогут понять: все люди на планете одинаковы

    »

    Но мы обязательно решим этот вопрос. Я хочу воспитывать детей в разных странах, чтобы у них была возможность изучать разные культуры, разные языки. На сегодняшний момент мы с Эндрю суммарно знаем около 10 языков и надеемся, что и наши дети смогут их выучить и понять: все люди на этой планете одинаковы, нет разницы между черными, желтыми, белыми. Мы надеемся, что у нас получится воспитать тех, кто вообще не будет видеть никаких различий.


    Прием в клинике Health&Help

    Советы волонтера

    Я считаю, что главное в жизни — быть счастливым. И для этого надо прежде всего делать то, что нравится. Ни в коем случае не надо думать, что ты что-то сделать не можешь. Любая идея, какой бы безумной она ни была, осуществима.


    Надо стараться быть добрее, стараться помогать как можно большему количеству людей. Нужно не бояться делиться с другими. Люди зачастую думают, что если ты с кем-то чем-то делишься, у тебя этого становится меньше. Это неправда. Все наоборот. Когда ты делишься — тебя становится намного больше, ты становишься счастливее, делая счастливыми других. Если кто не пробовал — попробуйте, и вам обязательно понравится.